ОПИСАНИЕ СЕЛА ХЛЕВИЩА

храм св. Митрофана с. Хлевище

Местоположение села Хлевища удобное: оно находится в 15 в. от своего уезд. г. Бирюча и в 10 в. от сл. Алексеевки; в этих пунктах жители находят сбыт и обмен домашних продуктов на потребные для них товары. Село расположено на покатистой вершине горы, постепенно спускающейся, так что избы крестьян кажутся построенными на терасах. На противуположной центру села, стороне разбросаны еще избы и гуменники, – между той и другой стороной находится глубокий яр, более и более от времени разширяющийся и мешающий прямому сообщению. Юго-запад. часть села получила наименование головки, здесь первоначально селились жители.

Окрестности. Выгодное по возвышенности положение села дает возможность обозревать окрестность почти на 12 вер. В полу версте к сев. сооружена каланча, чтобы, при размежовке землемер мог окинуть с нея своим взглядом все видимое пространство. В ½ в. к югу лежит панский лес, так называемый оттого, что лет 25 тому назад вблизи леса жил помещик, занимавшийся скотоводством; такого рода помещиков – мелких землевладельцев много и теперь в окружности<…>

В 2 ½ в. к Югу, стесненная горами, лежит узкая долина называемая кобыльим логом, получившая такое название от множества водившихся там диких лошадей. Старожилы говорят, что эта долина, идущая до слоб. Ильинки (в 7 в.) прежде совершенно покрывалась, в весеннее половодье, водой реки сосны, которая прорвав гати и плотины, затопляла низменныя места окрестностей, и, между прочим, кобылий лог, почти на сажень высоты: ветром наносились в лог составившиеся из разных старых растений пловучие островки, выростала осока, густой камыш, налетала во множестве дичь и т. д. Местное предание утвердительно гласит, что на этом логу или лугу зарыто 50 т. руб. будто-бы схороненных здесь казаками, которые везли эти деньги из Воронежа на жалованье служилым людям из Черкаска, – из опасения чтобы не отняли их, по просторечью зовомые «Булавинцы» т. е. сподвижники (воры-разбойники) шайки Кондратия Булавина Бахмутскаго атамана, бунтовавшаго в царствование Петра 1-го (в 1707-8 г.). Эти Булавинцы гнездились по близости на крутой горе, с одной стороны почти недоступной, по своей крутизне а с остальных окаймленной густым непроницаемым для погони бором, отчего и место или стан, оставался скрытым от глаз всех непосвященных в разбойничье ремесло, или опасных для хищников. Место это носило название стана и ныне находящееся на том месте село называется «Станичным». В 1 в. к ю-з. на опушке леса, еще издали заметны широкия отверстия в земле, на подобие пещер… Это – каменноломни, из коих при построении церкви в с. Хлевище был добываем в огромном количестве красный кирпич (плитняк) для фундамента.

Название села «Хлевище» и жители онаго

Название это произошло от прежде бывших здесь, с незапамятных времен, хлевов для загона скота, потому что здесь было лучшее пастбище; прочия же окрестности в те поры покрыты были сплошным, дремучим лесом на пространстве многих верст. Некоторые из старых поселенцев, доселе живых, говорят, что лет 80 назад не редкость было встретить стадо диких коз, пушистых белок, орлов, горностаев (доселе есть), выхухолей и лисиц, а зайцев, волков и прочаго, бывало не оберешься. <…>

Жители и земля. Что касается жителей, то, можно сказать, здесь сгруппированы самые разноплеменные и разнохарактерные элементы: переобразовавшиеся из малороссов в великороссов или, так называемые «перевертни», настоящие великороссы из под Москвы, большая же часть – переселенцы из села Иловскаго (в 12 в.), к волостному правлению котораго жители Хлевища и принадлежат. <…>

Церковь. На месте настоящей церкви прежде был молитвенный дом, купленный в 1843 году у одного помещика слоб. Ильинки, предназначеннаго его для собственнаго житья. В 1858 г. построена новая церковь, тоже деревянная, а молитвенный дом продан в хут. Гарбузов для той-же цели т. е. для богослужения в нем. Церковь обшита извне сосновым тесом, окрашена белою краскою; крыша железная, зеленою краскою покрашенная. Колокольня, соединенная с главным корпусом церкви, имеет купол и главу, равно как и купол самой церкви, обитые белой жестью. Церковь византийскаго стиля; при ней караулка деревянная крытая камышом. В церкви один престол во имя святителя Митрофана Воронежскаго. Иконостас освящен 1863 г. Внутри церковь вся окрашена в голубую краску, пол деревянный, и в алтаре выкрашен желтою краскою, с голубым потолком, усеянным мишурнаго золота, звездами. Над престолом балдахин сосноваго дерева с такими же полированными колонками, поддерживаемый для прочности толстыми железными прутами, вбитыми в стены. Клиросы сосноваго дерева; купол церкви подпирается деревянными колоннами. На деревянных перекладинах внутри колокольни висят четыре колокола, литья завода Самохвалова, с изображениями Богородицы и Спасителя на внешних стенках; самый большой из них весом 24 пуда. До построения церкви прихожане обращались для исправления треб к священникам села Иловскаго, которые иногда и служили в молитв. доме села Хлевища, собственно же первым священником Митрофановской церкви был и доселе есть о. Н. Х., служащий при ней около 30 лет. Причт при церкви одинарный, полный: священник, два причетника при семи стах душ прихожан муж. пола. Архива церковнаго нет, ризница же <…> очень бедна, напр. один стихар для двух причетников, а на храмовой и др. годовые праздники – Рож. Хр. и Светлое Воскр. берется старый диаконский или другаго причетника. Библиотека сравнительно обильна: выписываются четыре журнала: «Труды Киев. Дух. Акад.», «Странник», «Мирской Вестник», «Рук. для сел. паст.», а также Епар. Вед. за 1865-71 г. Проповеднический отдел состоит из сочинений Иннокентия, Путятина, Халколиванова, Игнатия Новочеркасскаго, потом Воронежскаго; есть его «Биография», также «О ересях и расколах в церкви Российской», поуч. «Приходскаго священника» о «правосл. Богослуж.», <…> Четьи-Минеи, Молитвы за усопших, рукописный разсказ Дмитрия Ростов. и др. Богослужебныя книги в полном составе и некоторыя из них прошлаго века. Много книг принесенных для церкви прихожанами из Киева и, как они уверяют, из Иерусалима. Бывают иногда тайныя пожертвования как иконами, так и деньгами, покровами воздухами и др. преимущественно от соседних малороссов (др. приходов), а также от черничек, – прихожанок. <…>

Приход и прихожане. К Митрофановской церкви села Хлевище принадлежат приходом след. хутора: Станичное (в 6 в.), Березнеги (в 5 в.), Попов тож – Киприанов (в 5 в.), а до распределения приходов хут. Сидоркин (в 5 в.) и Гречаников (великорусский) – к нашей же церкви. В общей сложности во всех четырех селах находится 170 дворов. <…> Приход сравнительно бедный, так что прошлаго года в мае месяце, при проезде этой местностью Высокопреосвященный Серафим нашелся вынужденным предложить чрез о. благочиннаго Тацентова жителям на усмотрение: желают-ли они дать достаточное жалованье священно-церковно-служителям или увеличить номинальную цену за исправление различных треб? Но крестьяне от того и другаго отказались. <…>

В селе есть не много черничек, этих доморощенных монахинь, живущих в отдельных келлиях, близ дома родных. Мне кажется, что так как чернички всегда выходят из простаго народа и по большей части жизнь их с детства хорошо известна крестьянам, почему они пользуются большим уважением окружающих; то при некотором усилии духовенства – дать им хотя-бы не обширное образование, они могли бы с успехом противодействовать и искоренять те мелкие предразсудки и суеверия, которые по своей общности и мелочности не доступны для влияния на них пастырей. Чернички редко когда бывают враждебны духовенству, по крайней мере по высказываемой ими цели жить для Бога и в Боге; настоятелю же прихода поручен безконтрольный почти и не ослабный надзор за чернецами и черничками, поселяющимися в его приходе (см. постанов. Петра 1-го по вед. правос. исповед. том 1-й 1821 г. отд. «Об обязанности настоятелей и архиереев»). <…>

Школа в селе Хлевище существовала с 1861-3 г., т. е. в течение двух (лет) учебных зим; но и в это краткое время результаты вполне вознаградили безмездные труды священника, а отсутствие его – помогавшаго ему причта; сорок пять учеников (на 60 дворов в селе) – и некоторые уже из взрослых и женатых парней , научены чтению и письму гражданско церковному, Закону Божию в достаточной мере, первым 4 действиям арифметики и счетам; а в свободное же от других занятий время ученики прилежно упражнялись в пении, так что вскоре образовался очень порядочный хор, с весьма сильными и стройными голосами, руководствуемый причетником Т., бывшим в хоре преосв. Иосифа. Напев употреблялся столповой (подробнее смотри «Воронеж. Телеграф» за 1871 г. № 22 ст.: «село Хлевище»). <…>

Избы строятся здесь из дуба и ясеня, в несколько комнат – земляные полы исключение; божница вся занята иконами иногда в фольге и серебре и часто такого содержания: Спаситель с овцою на плечах, Божия Матерь с изображ. Св. Духа на чреве, Лот, одною рукою держащий чашу с вином, а другою обнимающий дочерей… Конечно, иконы такого содержания представляют: известную притчу о пастыре и овце заблудившейся, воплощение чрез наитие св. Духа и библейский факт о Лоте, но, кажется, первыя две при буквальном изъяснении, а последняя – даже при одном взгляде на нее может повести несведущаго молитвенника к двусмысленности. Хорошо еще, что нестало уже таких икон суздальской работы, разносимых офенями: Бога о трех головах, что, по мнению их, означает единство существа при троичности лиц, Ноя нагим лежащаго в винограднике и смеющагося над ним Хама с кощунственною надписью неизвестнаго остряка.

Недавно случилось во многих селах Бирюченскаго и Валуйскаго уездов след. печальное произшествие. Кто-то (как полагают раскольники некоторых слобод, – напр. Дегтярной) распустил слух, что развозимые в то время греками иконы запрещенныя, эретическия; многие, поверив слуху начали истреблять подобныя-же иконы у себя и, даже сожгли целый воз, наполненный иконами по всей вероятности, взятыми из каких-либо рус. монастырей. Прихожане нашей церкви обратились к священнику с вопросом: не эретическия ли и те, которыя у них в домах издревле находятся и не нужно ли и их сжечь? Благодаря только энергическим увещаниям священника, на этот раз, не было воздвигнуто иконоборство. Другой слух прошел о том, что с истечением сей тысячи лет будет светопреставленье и антихрист уже разъезжает по селам во образе купца с красным товаром, меняющий его на каплю крови из мизинца правой руки… По причине чрезвычайной сухости воздуха прошедшим летом бывало часто видимо так называемое падание звезд; мужички думают, что небольшия звезды (до 6 велич.) суть не что иное, как свечки пред престолом Бога, а сравнительно большия – души умерших, – падение же их на землю (метеоры) вещают кончину миру: это-де души покойников сбираются на последний суд в Иерусалим. Не мало печалит их и то, что люди мельчают, как духом, так и еще более телом; у жителей сохраняется предание, что некогда люди станут столь малы и слабосильны, что десять человек едва будут подымать соломинку, таких людей они зовут пыжиками; по росту же людей разсчитывают и о конце мира: Адам де-был 17 саж. росту, а теперь люди редко имеют и сажень; когда-же они уменьшатся еще на 17 раз, то тогда готовься к страшному дню. Вот доморощенная теория вырождения племен! <…>

Многия суеверия и предразсудки крепко еще держатся в жит. с. Хлевища, но как они общи почти всем нашим селам, то и не станем об них распространяться.

В заключение скажу, что медицина не имеет своих представителей в с. Хлевище, постоянно живущих: в Ноябре 1871 г. местный священник, во время эпидемии, от которой умерло 15 ч., настоял, чтобы прислан был земский врач. Он сделал припарку, дал капель гофманских и тем-же оборотом возвратился во своя-си.

Алексей Хреновский

Воронежские Епархиальные Ведомости №4 1872 г.

Текст набран современным шрифтом с сохранением оригинальных орфографии и пунктуации
монахом Илией (Каунниковым)

Публикуется с сокращениями

(57)

Комментирование запрещено