Освящение церкви Валуйскаго уезда слободы Кубраковой

Село Кубраки на карте

Считаю священным долгом передать на страницы Епарх. Ведомостей известие об освящении новосозданнаго, в одно лето, храма, в малороссийском крае – Валуйскаго уезда в нововозникшей слободе Кубраковой, во имя Пресвятыя и Живоначальныя Тройцы. Освящение совершено архипастырем нашим, преосвященным Серафимом.

2-е февраля сего 1867 года – день Сретения Господня, по просьбе прихожан-малороссиян, с соизволения архипастырскаго, было назначено днем сего духовно-торжественнаго празднества. Еще на кануне, знаменательнаго в православной церкви праздника не одни прихожане, но из всех окрестностей собрались на место освящения жители разных мест малороссы. Они и так любят подобныя торжества: но весть, что «архиерей будет освящать церковь» согрела сердца их особенною любовию и усердием – быть на освящении и взглянуть на архипастыря. Если не ошибается взгляд корреспондента, то до 5000 народа, – всякаго возраста и пола в 5-ть часов вечера, встретило кроткаго нашего архипастыря, который, не смотря ни на дальний путь, ни на зимнее время года, согласился приехать на освящение новаго храма и тем доставить невыразимое удовольствие, с такою безпритворною любовию, ожидавшим его апостольскаго посещения. В 7 часов, когда храм наполнен уже был молитвенниками и огни, от множества горящих свеч, как небесныя звезды, – разливали свой яркий свет, – жезл архипастыря, при трепетном ожидании и любопытстве поселян никогда не видевших главу Воронежской паствы, коснулся прага церковнаго.

Всенощное бдение совершал о. наместник Митрофановскаго монастыря, архим. Амвросий, с другими сослужащими. Благоговейное служение, множество молящихся, великолепное освещение храма и пение архиерейскаго хора, в сумраке ночи, окружавшем юный храм, – еще более придавали торжества вечерней нашей молитве.

На другой день – 2-го февраля, кроме уже собравшихся на кануне посетителей на имеющее быть торжество, сотни подвод малороссийских, со всех сторон, и группы пеших слобожан и хуторян, с ранней зари, хлынули в Кубракову и к 9-ти часам, вокруг новаго храма, образовалась многосложная ярмарка, со всеми потребностями, удовлетворяющими нужды простаго народа; только кубрачане в первый раз не обратили внимания на раскинутыя палатки с медными и оловянными дукатами, крестиками на красных ленточках и бумажных снурках, кольцами, перстнями и серьгами из того же металла, размещенными по полкам, разноцветными пряниками и разными фруктами. В 10 часов двадцатипудовый колокол благовестил начало  освящения храма, после котораго должна была совершиться безкровная жертва за спасение всех – боголюбивых прихожан, – живых и отшедших в вечность. Засуетился народ. Весь погост ограды, и вся площадь еще в большем количестве, покрылись толпами, ожидая с нетерпением и любопытством снова увидеть архипастыря, грядущаго на священнодействие. Между прочим, градский уездный протоиерей с двумя иереями, уже совершал освящение воды, среди храма, для окропления его и его принадлежностей. В 11 часов, в полном облачении архимандрит Амвросий, игумен Филарет, игумен Валуйскаго Николаевскаго монастыря – Игнатий, Валуйский протоиерей Чекановский с прочими иереями – всех 12-ть особ, – протодиакон, диаконы и иподиаконы, при архиерейском хоре, встретили благостнейшаго архипастыря Серафима, у входа храма. Ангельским приветствием ко Пресвятой Богородице, огласились своды его и какая-то таинственная сила восторга и радости потрясла души и сердца предстоявших. По входной, иерарх, с сослужащими, исполненный благоговения, приступил к приготовлению Святыя трапезы. По окончании  чина освящения Св. трапезы и помазании внутренних стен храма св. миром, при окроплении священною водою, с хоругвями и всею святынею церковною, за которыми следовал весь священный сонм, а первенствующий иерарх с антиминсом на главе, приступили к обхождению внешних стен храма. Причем, по вниманию полиции города Валуек священная процессия, сохранила самый строгий порядок. <…>

Если архиерейское служение производит особенное благоговейное впечатление на тех благочестивых христиан, которым суждено всегда присутствовать при оном; то впечатление произведенное священнодействием 2-го февраля смиреннаго нашего архипастыря с его свитою на душу простосердечных кубрачан и всех окрестных их единоплеменников, никогда не видавших подобнаго священнодействия, – останется залогом вечной памяти, к нему, посетившему их мирную весь. После торжественной литургии владыкою произнесено было Слово, приличное празднику и значению храма. Это назидательное слово, в котором архипастырь с Сретением Предвечнаго Младенца, держимаго в руку праведным Симеоном, так любомудро сравнил сретение того же Господа нашего И. Христа православными прихожанами новоосвященнаго храма, в таинствах церкви и в умном слышании Слова Божия от ея служителей, произвело на души и сердца слушателей глубоко-благоговейное впечатление; и да сподобит нас Господь слышанное нами провести в жизнь!

При колокольном звоне, раздавая всем свое благословение, окруженный всею свитою и сопровождаемый тысячами народа, в 3 часа по полудни архипастырь изволил пожаловать в квартиру – в дом местнаго священника Соколова – где представлялось духовенство, большею частию из благочиния Соколова, для принятия благословения, после котораго, сим последним поднесены были его преосвященству хлеб-соль на блюде. Причем священник Корыстин произнес речь архипастырю, высказав в ней от лица всех предстоявших всю признательность свою дорогому гостю, за его архипастырское посещение и горячее сочувствие к делу простонароднаго образования юношества, которым может погордиться Кубракова пред прочими слободами. Видно было любвеобильное внимание кроткаго владыки нашего к вышесказанному в речи нашего сослуживца. Архипастырь, с благодарностию принявши хлеб-соль, и возвращая оную принесшим, в знак и своей признательности к ним, соизволил высказать следующие слова: «Благодарю вас за вашу любовь ко мне. Благодарю за усердие, кои вы меня приветствуете; но принимая сей хлеб из рук ваших, я не менее того, считаю за удовольствие, передать оный вам в знак и моей, искренней благодарности – в знак моей любви к вам, засвидетельствованной моим присутствием здесь, несмотря ни на дальний путь, ни на зимнее время года…». Уже было 4-ре часа. По благословению архипастыря, заботливый хозяин предложил скромное гостеприимство. Владыка был добр, ласков ко всем и радушен. Наступила ночь. Загорелись на окнах Кубраковой огни, и архипастырь поехал в обратный путь.

Священниик М. Марьевский

(Воронежские Епархиальные Ведомости №9 1867 г.)

Текст набран современным шрифтом с сохранением оригинальной орфографии и пунктуации
монахом Илией (Каунниковым)

(53)

Комментирование запрещено